9 марта 2018, Люди Ashgabad.net

Полковник Звонарев. Свою службу он начал на границе в Туркмении

654 просмотра
Голосов: 0
0
article3085.jpg

 Курская правда

 

Счастливы люди, которые с детских лет твердо знают, кем они будут, когда вырастут. Получилось так, что этот сложный выбор для Александра Звонарева был предопределен в первый день его жизни. Александр родился 28 мая – в День пограничника. После срочной службы в армии он окончил Алма-Атинское высшее пограничное командное Краснознаменное училище КГБ СССР имени Феликса Дзержинского. Больше тридцати лет Звонарев служил на границе, а по выслуге – свыше 40 лет, так как один день в Афганистане считался за три. Первым местом службы Звонарева стала 12-я застава пограничного отряда в Туркмении на границе с Ираном.

 


– В 1982 году пограничная застава располагалась в районе поселка городского типа Гасан-Кули (теперь это город Эсенгулы). Природа для меня была необычной: деревьев почти нет, кругом солончаки, пески и жара +55 градусов в тени, – вспоминает Александр Михайлович. – Питьевую воду возили из Баку танкером по Каспийскому морю, в сутки на человека давали 12 литров. Там я научился экономить воду. Туркмены – доброжелательные и гостеприимные люди, относились они к нам очень хорошо. Вспоминается, как я впервые побывал в гостях у туркменской семьи. На полу ковер (кстати, они делают необыкновенно красивые ковры из верблюжьей шерсти) и подушки, ну, я и сел на одну из них, чем вызвал улыбки хозяев. Дело в том, что едят туркмены лежа, а подушку кладут под руку, чтобы было удобнее. Я попробовал – действительно удобно. Угощенье было очень вкусное – плов, шашлык, шурпа, вот только огромный поднос с чем-то черным вызывал сомнения. Я спросил, что же это за блюдо? Выяснилось – черная икра. А осетры в Туркмении по два метра в длину! Таких я больше нигде не видел. Туркмены очень общительны, они с интересом расспрашивали о русских обычаях и традициях. Почти все семьи многодетные. Например, у одного местного жителя было 12 детей.

 

– А нарушителей ловили?

 

– Конечно, но в подавляющем большинстве это были перебежчики. Мне вспоминается случай, когда границу со стороны Ирана перешла молодая супружеская пара. Сделали они это потому, что хотели жить в Советском Союзе. Местные жители нам помогали в охране границы, они сами были заинтересованы в соблюдении закона и порядка. Если в населенном пункте появлялся незнакомый человек, они сообщали об этом.

 

 

 

– Представить себе пограничную службу без служебных собак невозможно.

 

– На нашей заставе было шесть собак, они очень большую помощь оказывали в охране границы и поиске нарушителей. Но больше всего мне вспоминаются служебные собаки, которые были у нас в Афганистане. Там бандиты устраивали ловушки, которые увидеть было невозможно. Они поднимали асфальт, закладывали мину и снова асфальтировали это место. Чутье у собак уникальное, они находили такие мины и тем самым спасли много жизней.


– Каким стал ваш первый день войны в Афганистане?

 

– Мы ехали в БМП в составе колонны и попали под обстрел. Были жертвы. Когда встречаешься со школьниками, кто-нибудь обязательно спрашивает, страшно ли было на войне и как побороть этот страх? Всегда отвечаю откровенно: на войне очень страшно, рядом смерть. Побороть страх помогает чувство долга. Я – офицер, в ту пору лейтенант, командовал людьми и отвечал за каждого. Со временем чувство страха притупляется. Четыре года я служил в Афганистане. Сначала – в составе мотоманевренной группы, и основной задачей была защита государственной границы, потом – в оперативной группе по проведению боевых действий.


– Часто приходилось терять друзей?

 

– В мое отсутствие погиб почти весь экипаж нашей БМП, молодые ребята по 19-20 лет. Это было 9 февраля 1985 года. БМП попала под мину. От тела механика-водителя Фомина, харьковчанина, почти ничего не осталось. Другому бойцу – Одинокову – оторвало ноги, от болевого шока и кровотечения он умер через несколько минут. Еще один мой друг Рожнов получил травмы, от которых скончался в госпитале. В живых остался только боец, который в момент взрыва находился в десантном отделении машины. Он спал в шлемофоне, спальнике, да еще и накрывшись сверху шубой. Когда вырвало двери, его выкинуло назад. Учитывая обстоятельства, ему повезло: отделался контузией. В другом бою погиб мой друг Дима Тарасов. Родом он был из Калининграда. Там его именем названа школа. Саша Маслий из Харькова уже после боя, в тишине, внезапно упал: шальная пуля. На вертолете его отправили в госпиталь, но спасти не смогли. Так же и Александр Андрианов. Я, Саша Андрианов и Анатолий Мальцев шли через поле. Внезапно выскочивший бандит дал огонь. Пуля пробила бронежилет Саши. Вызвали «борт» (так мы называли вертолеты), но по дороге в госпиталь он умер. А Толя Мальцев живет в Белгороде. Мы с ним видимся. Такое не забывается, и самые дорогие мои друзья – это те, с кем служил. В прошлом году мы встречались в Ростовской области, вспоминали свою молодость, погибших товарищей. Такая же встреча организуется и в этом году.

 

– Во время службы в Афганистане вы встретили свою судьбу. Как вы познакомились с женой?

 

– В отпуск я приехал в Курск. Был в гостях у приятеля. Он показывал свои фотографии, на одной – компания юношей и девушек. Галина мне сразу понравилась, я стал расспрашивать друга, что за девушка? Оказалось, что она окончила наш медицинский институт и работает в Челябинской области. Я выпросил телефон, позвонил ей, мол, хочу встретиться. Позже Галина рассказывала, что разговор этот серьезно не восприняла. Где Курск – и где Челябинск! А я сел в самолет и полетел к ней. Мы поженились в сентябре 1984 года. В этом году исполнится 34 года нашей совместной жизни. Мы всегда были рядом. Тогда Галина перевелась в госпиталь в Пяндж, на границу с Афганистаном, лечила раненых.

 

– Александр Михайлович, расскажите о своих наградах.

 

– Бережно их храню, но надеваю редко. Последний раз – после Афганистана. Тогда я учился в Москве в военной академии имени Фрунзе и участвовал в военных парадах, в том числе посвященных Победе в Великой Отечественной войне. Самые дорогие для меня награды – орден Красной Звезды и медаль «За боевые заслуги». Эти награды я получил за руководство и отличную организацию действий подчиненных военнослужащих в операциях. Еще очень дорога мне медаль «За отличие в охране государственной границы СССР».

 

– Получается, что вскоре после вашего возвращения из Афганистана произошел распад СССР…

 

– Еще в Афганистане я вступил в партию, и мне было тяжело наблюдать крушение, как казалось, незыблемых идеалов. Но оставалась служба, без которой я не представлял своей жизни. Меня направили в Псков в тот период, когда начался вывод пограничных войск из Прибалтики и их размещение на псковской земле. Условия были очень трудные. По сути, пограничники вышли в открытое поле, жили в палатках. Мы строили пограничные заставы, пограничные отряды и контрольно-пропускные пункты, обустраивали границу. Потом было время борьбы с контрабандой. Я служил заместителем уполномоченного на российско-латвийской границе. С нашей стороны в страны Балтии пытались перевезти природные богатства. Вспоминается случай, когда мы задержали колонну автомобилей, по документам перевозивших лук. В машинах действительно был лук, но только сверху, а под этим овощем – никель. Часто пытались вывозить топливо, в СНГ бензин стоил дешевле, чем в Латвии. Были и более сложные случаи. Помню, как в Печорах погиб пограничник. Пограничный наряд задержал двух человек, которые шли из Эстонии. Один из них начал стрелять и убил пограничника.

 

– И вот вы вернулись в Курскую область – и снова государственная граница, теперь уже с Украиной.

 

– В 2000 году я с семьей вернулся на малую родину. Служил заместителем начальника пограничного отряда. Здесь тоже шел процесс обустройства границы. В запас я уволился в 2007 году, когда мы с украинцами хоть и были разделены границей, но оставались братскими народами.

 

– Как вы думаете, почему ситуация изменилась и Украина стала считать нас врагами?

 

– Виновато не население, а нечестные политики. Мне приходилось служить и с украинцами, и с представителями разных национальностей. Мы всегда находили общий язык, и никаких вопросов на национальной почве не возникало. Украинские политики, которые сегодня стравливают народы, совершают преступление. Вооруженные конфликты – трагедия для обеих сторон. И лучше всего это знают пограничники. У меня и сейчас есть друзья на Украине. Это люди, с которыми я служил, и никакие политические перевороты на Украине на нашу дружбу не повлияли.

 

– Теперь вы в запасе. Чем занимается полковник Звонарев на заслуженном отдыхе?

 

– У меня есть возможность больше внимания уделять семье. Жена до сих пор работает врачом. Дочка окончила вуз с красным дипломом, теперь работает. Сын учится в ЮЗГУ, получает профессию программиста. Три с половиной года назад у нас появилась внучка. Это большая радость для всей нашей семьи. Я занимаюсь общественной работой, состою в Совете ветеранов. Мне интересно работать с молодежью, школьниками. Часто встречаюсь с ребятами из школы №7 – это моя родная школа. Здесь когда-то работала учителем моя мама, учились я, мой брат, а потом и наши дети.

 

– Что интересует ребят?

 

– Часто они спрашивают, кто может стать пограничником? Тот, кто любит Родину, готов отдать ей все силы и с уважением относиться к солдатам. Пограничный отряд – одна семья. Например, у нас была традиция: в новогоднюю ночь выезжать на границу, чтобы поздравить всех, кто находится в наряде. А еще пограничник всю жизнь совершенствует пограничное мастерство, изучает приемы и методики следопытства, учится быть наблюдательным и анализировать каждый след. В пограничной службе мелочей не бывает. Нередко деталь может спасти жизнь и пограничнику, и соотечественникам, покой которых он защищает.

 

– Александр Михайлович, приближается 8 Марта. Ваши пожелания представительницам прекрасного пола?

 

– В первую очередь всем женщинам я желаю здоровья и счастья. Желаю, чтобы они оставались такими же добрыми, прекрасными, могли находить компромисс в сложных ситуациях и понимали нас, мужчин. А мы будем их беречь и защищать.

 

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий