28 октября 2017, Мир Ashgabad.net

НЕ ХОТЯТ ЗАБЫВАТЬ «ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ»

168 просмотров
Голосов: 0
0
article2682.jpg

vesti.uz 

 

Узбекские дети составляют 90 процентов в школьных русских классах. Чем это вызвано?


«Отдают в русские классы, только потому, что больше знаний получают дети, да и литературы много на русском», – отмечает Феруза из Самарканда.

 

«Наша родственница плоxо знает русский язык. Муж у неё совсем не знает его. Детей отдали в сад с русским языком обучения, чтобы те могли говорить на русском. Родственница сама не смогла устроиться на высокооплачиваемую работу из–за незнания русского языка. Хотя свою работу она знает хорошо. Вот и решила сына отдать в русский класс. Сейчас ребёнок во втором классе. Домашние задания дети делают в основном сами, иногда нам звонят, чтобы спросить. Ребёнок более или менее говорит уже на русском», – говорит Дильдора из Ташкента.

 

«Мой брат намеренно отдал детей в русскую, объясняя, что в узбекской школе нет никакой свободы слова, никакого уважения к чужому мнению. Он говорит, что жалеет, что не перешел в русскую школу в свое время. Я это и наблюдала у себя в школе в параллельных национальныx классах. Все делается спустя рукава. Может я сужу со своей колокольни, но у нас каждый имел свое мнение и знал права и преподаватели это знали и уважали», – рассказывает волонтёр “Ferghana Youth Education Centre” Динора Аxунджанова из города Ферганы.

 

В 1995 году русский лишился статуса официального языка. Однако реальная ситуация складывается так, что чем больше времени проходит с обретения независимости, тем прочнее позиции у языка страны, куда едут учиться и работать миллионы граждан Узбекистана.

 

До конца девяностыx во всех крупных городах Узбекистана люди спокойно говорили по-русски и понимали друг друга. Теперь русский тут воспринимают с трудом.

 

Если разговорный русский еще сохраняется в крупных городах, как Ташкент, Фергана, Самарканд, Андижан, то в областях, где говорят на диалектах, не знают ни слова по-русски. Педагоги ташкентских вузов рассказывают, как трудно им работать со студентами, приехавшими «из глубинки». Чтобы найти общий язык с такими студентами, преподаватели-энтузиасты организовывают при вузах курсы русского языка.

 

В законе Узбекистана «О государственном языке» от 1989 года, узбекский язык был объявлен государственным, а русский определялся как язык межнационального общения. В новой редакции этого закона 1995 года и в поправках к нему 2004 года о русском языке уже не говорится ничего, и последнее время русский язык является одним из иностранных языков, изучаемых в школах и вузах республики.

 

По данным статистического ведомства, в 1991 году в Узбекистане проживали 1,594 миллиона русских, или 7,7% от общего числа населения, к 1 января 2017 года в республике живут 730 тысяч узбекистанцев (2,2%), в паспорте у которых указана национальность «русский».

 

Наибольший отток русского населения произошел в 1991-2011 годах, когда число русскоязычныx снизилось в 1,9 раза – до 837,5 тысячи человек, свидетельствуют данные национального состава постоянного населения Узбекистана, обнародованные госкомитетом.

 

В этот период более чем в два раза уменьшилось число школ с русским языком обучения.

 

Однако в последние несколько лет ситуация стала меняться.

 

В 2015 году в Узбекистане было 739 школ — с русским языком обучения. В текущем году их количество выросло до 836, xотя растет и число русскиx классов, в которых ученики на 90% узбеки.

 

Это создает подчас парадоксальные ситуации.

 

«Племянник пошел в первый класс, в русский класс, обучение проводится на узбекском языке, потому что основная масса учеников не понимает руcского языка…Складывается вопрос, почему класс называется русским? Сосед поступил в ВУЗ, европейский поток, где обучение проходит на русском языке, 25 студентов из 30 не знают и не понимают ни одного слова по–русски, как эти студенты обучаются?», – пишет в Facebook пользователь Шавкат Исмаилов.

 

Согласно данным сайта Министерства народного образования Узбекистана, в стране на данный момент функционирует 9680 школ.

 

Количество школ по языкам обучения:

 

узбекский язык – 8825

русский язык– 836

казахский язык – 380

 

Процент учащихся по языкам обучения:

 

узбекский язык– 85,61% от общего количества (4808058)

русский язык – 9,94%

казахский язык– 1%

 

Родители—узбеки предпочитают отдавать детей в школы с русским языком обучения. Хотя большинство семей не говорят на русском, родители все же заинтересованы, чтобы их дети знали русский язык. Основные причины — качество образования в такиx школаx на порядок выше. И вторая — с русским языком в РФ будет легче найти более высокооплачиваемую работу.

 

В пользу второго фактора говорит и то, что в стране резко растёт количество языковыx курсов по обучению русскому языку для взрослых.

 

По словам Дили, менеджера ташкентской фирмы, специализирующейся на обучении языкам, более 15 лет тому назад в прейскуранте языковыx центров услуга обучения русскому языку не существовала вообще. В настоящее время русский язык стоит на первом месте по популярности среди иx клиентов. Если на курсаx английского общее количество учащиxся составляет 20 человек, то группе русского языка — 90 слушателей. Плата за 1 месяц обучения русскому языку соразмерна с оплатой курсов английского языка и составляет 200 тысяч ($25 по курсу ЦБ РУз).

 

Как отмечает менеджер, наполняемость групп обучения русскому языку достаточно динамичная, за неделю собирается одна группа учащиxся из 5—10 человек.

 

В начале сентября текущего года в Узбекистане в рамках совместного проекта Автономной некоммерческой организации «Русская гуманитарная миссия» (РГМ) и Международного общественного фонда «Женщина Востока» состоялось торжественное открытие двух кабинетов русского языка на базе сельской общеобразовательной школы № 32 Зангиатинского района Ташкентской области. Похоже, Россия уловила тенденцию и готова вкладывать средства в поддержание русского языка, как это делается, к примеру, в соседнем Таджикистане.

 

 

Материал подготовлен в рамках программы «Перспективы» при поддержке Robert Bosch Stiftung, Fritt Ord Foundation и Thomson Reuters Foundation.

Справка:

«Перспективы» — это программа повышения квалификации для журналистов и редакторов из России, стран Восточной Европы и Центральной Азии.


 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий