3 декабря 2017, Общество Ashgabad.net

Белое солнце нейтралитета: «закрытый» Туркменистан в новом году может стать близким и открытым для воронежцев

162 просмотра
Голосов: 0
0
article2806.jpg

 Горком 36


 Верный знак отличия первокурсника из Туркменистана от других воронежских студентов – его внешний вид. Черный костюм с иголочки, белоснежная рубашка, галстук. Молодые туркмены классически элегантны и подтянуты – как одухотворенная проекция своей земли, богатой, но весьма строгой и сдержанной во внешней политике.

 

Что мы сейчас знаем о Туркменистане – пожалуй, самом закрытом за последние 25 лет государстве СНГ? Чем ценен он для России? Какой потенциал заложен в отношениях между Туркменистаном и Воронежем и как его можно реализовать уже в 2018 году? Обо всем этом – беседа корреспондента «Горкома36» с руководителем воронежского областного общества туркменской культуры доцентом ВГТУ Максатом Реджеповым.


Ашхабад процветает


– Максат Бекиевич, как зарождалась община туркменов в Воронеже?

 

– Я зарегистрировал ее в 1999 году как единую общину, в которую вошли представители всех республик Средней Азии. Это был такой трамплин для дальнейшей самоорганизации местных общин Киргизии, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана. Все мы в советское время приехали в Воронеж учиться, закончили вузы, обзавелись здесь семьями и остались. А в 2001 году воронежское общество туркменской культуры по распоряжению первого президента Туркменистана Сапармурата Туркменбаши было принято в Гуманитарную ассоциацию туркмен мира. С этого времени ежегодно участвую в конференции ГАТМ в Ашхабаде.

 

 

– И как сейчас живется в столице Туркменистана?

 

– Ашхабад процветает. Каждый год, приезжая, не узнаю этот город из белого мрамора – так стремительно все здесь меняется. Экономика и строительство идут семимильными шагами. С 2000 года прирост ВВП составлял 10 процентов, сейчас – 6,8, но все равно темпы очень высокие. Основа экономики – это газ: четвертое место в мире по объемам его добычи, притом выгодное географическое положение страны. Здесь расположен мощный логистический центр, строятся новые газопроводные, железнодорожные, авторазвязки.


– Кстати, гастарбайтеров из Туркменистана в Воронеже не встретишь.

 

– Потому что у граждан Турк­менистана нет такой нужды. Государство субсидирует до 70% всех социальных расходов. Газ, электричество, вода для населения подаются бесплатно. Правда, с этого года принято решение о частичной оплате, если потребление превышает установленные нормативы. До 2015 года граждане ежемесячно бесплатно получали 120 литров бензина. У государства нет долгов перед МВФ – Ашхабад принципиально не берет ни у кого в долг! И еще важный аспект социальной безопасности – отсутствие наркомании при таком тесном соседстве с наркотрафиками через другие государства. Туркменистан – единственная страна СНГ, в которой введен визовый режим для граждан других государств содружества. Я убежден, что это было бы единственно правильным решением и для России в борьбе с наркодилерами и нелегальной миграцией. А без введения виз мы будем здесь бесконечно «регулировать» хаос.

 

Назад в будущее


– Как сейчас живется этническим русским в Туркменистане? Остались ли таковые после распада СССР?

 

– Многие русские после первой волны миграции теперь снова возвращаются в Туркменистан. Внутри страны нет никаких притеснений русских. Русский язык в городах – разговорный среди туркменов. Всплеска национализма здесь никогда не было, и не только в отношении русских. В стране испокон веков мирно сосуществуют туркмены, дагестанцы, узбеки, казахи, татары. Кстати, в 1995 году Туркменистан добился в ООН статуса государства нейтралитета. С тех пор Ашхабад не входит в военные блоки, не вмешивается в дела других государств и в любых политических конфликтах занимает позицию разрешения только через мирные переговоры. На его территории нет ничьей военной базы. Туркменский нейтралитет – уникальное политическое явление в мире. По инициативе Туркменистана 12 декабря отмечается Международный день нейтралитета. При этом я уверен, что Туркменистан, несмотря на все комментарии в СМИ про его «закрытость», остается самым близким другом России. Наша страна – Россия может быть спокойна, что со стороны Туркменистана ей «ничего не прилетит». В отличие от других соседей, здесь нет религиозных радикалов. Туркменистан – надежный тыл России и ее стратегический партнер по безопасности. Но об этом сейчас, к сожалению, мало говорят.


Сферы взаимного интереса


– Чем Туркменистан и Воронежская область могут быть интересны и полезны друг другу?

 

– В Туркменистане развита перерабатывающая промышленность во всех сферах. Здесь производится сельхозпродукция, одежда отменного качества. Заложен потенциал для развития химической промышленности. И в этом смысле Туркменистан заинтересован в развитии воронежского машиностроения и мог бы стать активным покупателем нашего промышленного оборудования. Одно время из Воронежа в Туркменистан уходили мостовые конструкции, но поставки шли через украинских дилеров. А ведь это можно «закоротить» напрямую. В Ашхабаде намерены работать именно с российскими регионами. И сотрудничество уже началось. Воронеж – на очереди. В наступающем году мы хотим организовать такую большую встречу между воронежскими и туркменскими производителями, представителями АПК, турбизнеса. Оздоровительному туризму руководство страны в последнее время уделяет особое внимание. Нынешний президент Гурбангулы Бердымухамедов по профессии врач, приверженец здорового образа жизни и намерен это направление сделать частью государственной стратегии. В 2018 году на каспийском курорте Аваза завершается строительство оздоровительного мегакомплекса с отелями, медицинскими и досуговыми центрами, кафе и пляжами. А туркменские грязелечебницы, сохранившиеся еще со времен СССР, до сих пор считаются лучшими на всем постсоветском пространстве. Здесь же много уникальных мест для любителей экстремального туризма. Например, природный комплекс Репетек как часть Каракума. Или «Врата ада» – так здесь стали называть вечно горящий из подземной пустоты газовый кратер Дарваза.

 

Еще один национальный бренд и предмет особой любви туркмен – лошади и коневодство. Все это может горячо заинтересовать и рядовых воронежцев, и инвесторов. Причем на личном уровне эти контакты давно работают. Профессор филфака ВГУ, к сожалению, ныне покойная Полина Бороздина была уникальным в России исследователем поэзии «туркменского Пушкина» Махтумкули Фраги, знала наизусть почти все его произведения. А известный воронежский тренер, вице-президент Всероссийской федерации борьбы на поясах Расул Гацайниев этой осенью судействовал в Ашхабаде на Азиаде-2017 – международных азиатских играх стран Азии и Океании.

 

Воронежская туркменская община намерена стать инициатором организации всех новых контактов между Ашхабадом и нашим регионом. Уверен, что от этого сотрудничества выиграют все, и в первую очередь – рядовые воронежцы и туркмены.

 

Беседовала Ольга БРЕНЕР

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий